Высокие своды костёла…

Высокие своды костёла
Синей, чем небесная твердь…
Прости меня, мальчик весёлый,
Что я принесла тебе смерть.-

За розы с площадки круглой,
За глупые письма твои,
За то, что, дерзкий и смуглый,
Мутно бледнел от любви.

Я думала: ты нарочно —
Как взрослые хочешь быть.
Я думала: томно-порочных
Нельзя, как невест, любить.

Но всё оказалось напрасно.
Когда пришли холода,
Следил ты уже бесстрастно
За мной везде и всегда,

Как будто копил приметы
Моей нелюбви. Прости!
Зачем ты принял обеты
Страдальческого пути?

И смерть к тебе руки простерла…
Скажи, что было потом?
Я не знала, как хрупко горло
Под синим воротником.

Прости меня, мальчик весёлый,
Совёнок замученный мой!
Сегодня мне из костёла
Так трудно уйти домой.
Год написания:
1913 год
Анализ стихотворения:

Короткая романтическая новелла, облеченная в стихотворную форму, имеет сюжет из разряда вечных: она повествует о трагическом конце безответной любви.

В ракурсе — дисгармоничные отношения двух главных героев. С одной стороны, «мальчик веселый», который ворвался в жизнь лирической героини возвышенным и восхищенным поклонником. Его любовь, непонятая и непринятая, столкнувшаяся с холодом и равнодушием, привела к отчаянию и подвела к роковому шагу. С другой стороны, «томно-порочная» дама, противоположность девушке-невесте, играющая чужими чувствами, как кошка с пойманным птенцом. Но это только первое впечатление и часть правды: образ роковой женщины в ахматовской лирике гораздо сложнее общепринятых романтических штампов. Холодная искушенная красавица лишена пустого кокетства и не испытывает желания соблазнять: она глубоко религиозна и способна к раскаянию, предчувствует муки совести и страшится их.

Героиня потрясена безвременной смертью, но даже на этой пронзительной ноте возникает мотив двойственности: она проявляет странное для христианки любопытство, пытаясь заглянуть за грань земной жизни. Чувствуя греховность мимолетной мысли, в последнем четверостишии личное повествование возвращается к теме покаяния и душевных страданий.

Интересно, что прототипами любовника-самоубийцы стали три человека. Собирательный образ навеян судьбами молодых офицеров Михаила Линденберга и Всеволода Князева, которые были знакомы автору. Жизнь обоих мужчин прервалась рано. Вину за смерть первого поэтесса приписала себе, в гибели второго злые языки обвиняли богемную блистательную актрису Ольгу Глебову-Судейкину, верную подругу и музу Ахматовой. Но точнее всех образ героя приближен к мужу поэтессы Николаю Гумилеву: на это указывают и биографические данные, и знаковые детали, фигурирующие в стихотворении.

Место действия новеллы необычно для ахматовской лирики — это не православная церковь, а католический костел. Известно, что во время европейского путешествия чета Гумилевых интересовалась готической архитектурой, разительно отличающейся от русской традиции. Другая важная деталь — стойкое определение «веселый мальчик» относительно к лирическому герою. Возникающее и в других произведениях раннего периода, это словосочетание, по мнению исследователей, соотносится со встречами юной Анны с будущем мужем.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!