Бесшумное веретено

Бесшумное веретено
Отпущено моей рукою.
И — мною ли оживлено —
Переливается оно
Безостановочной волною —
Веретено.

Все одинаково темно;
Все в мире переплетено
Моею собственной рукою;
И, непрерывно и одно,

Обуреваемое мною
Остановить мне не дано —
Веретено.
Год написания:
1909 год
Анализ стихотворения:

Согласно классификации знаменитого филолога и литературоведа Гаспарова, 1908 — 1911 гг. — время ученья для Мандельштама. В этот период он пишет стихотворения в духе произведений из сборника «Романсы без слов» величайшего французского поэта-символиста девятнадцатого столетия Поля Верлена. В эти годы создано стихотворение «Бесшумное веретено», вводящее в творчество Мандельштама два значительных мотива: бесконечности и ритма. Ритм веретена здесь тождественен ритму времени, заданному миром и лирическим героем. Крайне сложно становится отделить личное от вечного, ведь:

Все одинаково темно;
Все в мире переплетено
Моею собственной рукою…

Впоследствии пафос самосознания Мандельштама будет заключаться в желании внести в ритм собственные оттенки, нарушить гармонию, связанную с вечностью.

Ряд исследователей поэзии Осипа Эмильевича отмечают связь стихотворения «Бесшумное веретено» с творчеством Франсуа Вийона. Основной мотив лирики французского поэта эпохи позднего Средневековья — хрупкость человеческой жизни. В «Бесшумном веретене» Мандельштам обозначает место лирического героя в статичном мире. Движение веретена может носить судьбоносный характер, если человек не способен управлять временем и полностью ему подчинен. В такой ситуации он не может отвечать за происходящее в собственной жизни. Переклички Мандельштама с Вийоном не случайны. Осип Эмильевич был хорошо знаком с творчеством французского лирика и даже посвятил ему статью под названием «Франсуа Виллон». Впрямую упоминается средневековый поэт в стихотворении 1937 года «Чтоб, приятель и ветра и капель…»:

Рядом с готикой жил озоруючи
И плевал на паучьи права
Наглый школьник и ангел ворующий,
Несравненный Виллон Франсуа.

«Безумное веретено» отсылает читателей к античной мифологии. Конкретнее — к мойрам, богиням судьбы. Древние греки представляли их в виде трех сестер: Клото прядет нить жизни, Лахеса определяет судьбу, Атропа перерезает нить, олицетворяя неотвратимую смерть. Согласно Гомеру, даже Зевс был обязан подчиняться воле мойр. Именно сестры определяли срок человеческой жизни и заботились о том, чтобы люди не провели на свете больше отведенного им времени. Образы, аналогичные мойрам, встречаются у древних римлян (парки), в германо-скандинавской мифологии (норны), часто упоминаются в произведениях искусства.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!